Устный журнал КОРЛ “Лев Толстой в Оптиной и Шамордино”

23 Окт 2018 |


О Льве Толстом и его поездках в наши края шёл разговор в краеведческом музее в пятницу 19-го октября. Там состоялся организованный КОРЛ историко-краеведческий вечер «Лев Толстой в Оптиной и Шамордино», посвящённый 190-летию великого писателя.

Он начался рассказом о сестре Л.Н.Толстого графине Марии Николаевне Толстой, более двух десятилетий монашествовавшей в Шамордино. О ней и её отношениях с братом поведала Т.В. Комарова — ведущий научный сотрудник музея-усадьбы «Ясная поляна», автор многих научных публикаций о семье Толстых, а также — книги «В скорбях мира нам спастись (Жизнеописание схимонахини Марии)», недавно в новой редакции появившейся в Шамординской обители. Гостья из Ясной Поляны поведала о драматическом жизненном пути Марии Николаевны: раннее сиротство, несчастливый брак, смерти брата и сына на её руках, внебрачная дочь. Но самым тяжким для неё оказалась утрата веры её знаменитым братом, его антицерковная деятельность. Эпиграф к первой части книги — слова из книги притч: «Сердце человека обдумывает свой путь, но Господь управляет шествием его». И книга, и выступление Татьяны Васильевны — наглядная иллюстрация этой мысли через рассказ о судьбе графини, ставшей инокиней. В 11 лет отроковица Маша была в Оптиной на погребении тётушки и опекунши графини Остен-Сакен. Благословлявший дитя старец Леонид сказал ей тогда: «Маша, будешь наша». Предсказание старца сбылось, когда Марии Николаевне было 59 лет — по благословению старца Амвросия она вошла в число сестер Шамордино. Иногда она оставляла обитель, чтобы навестить семью любимого брата ,например, когда умер младший сын Льва Николаевича 7-летний Ванечка. Молитвы о заблудшем брате, просьбы и увещевания о том, чтобы он обратился к Богу, вернулся к Церкви — стали важной частью её душевных трудов и переживаний. Т.В.Комарова показала фото подушечки, вышитой для брата Марией Николаевной, представляющей собой по сути проповедь в форме вышивки. На ней — более 10 православных символов, раскрывающих смысл жизни в его православном понимании: как служения Богу, как стяжания благодати. Лев Толстой любил сестру, но проповедь её не воспринял. Смерть брата без примирения с Церковью, без покаяния словно придавила Марию Николаевну, она часто находилась в состоянии скорби и отчаяния. Перед самой кончиной она приняла схиму. В монастыре недалеко от Троицкого собора для неё был построен небольшой дом из нескольких комнат. Она в нём жила с 1891 по 1912 год. Интересно, что этот дом-келья был построен по плану старца Амвросия. Лев Николаевич бывал в нём в 1896 и 1910 годах. Когда в 20-е годы монастырь разоряли, дом перевезли в Козельск. Сейчас его адрес — улица Мира, 17. Десять лет назад на доме установили мемориальную доску. При её открытии присутствовала и приехавшая из Ясной Поляны Т.В.Комарова, а также тогдашний глава города — В.И.Коротков. С.Е.Сёмкин предложил просить власти о превращении дома-кельи сестры Толстого в музей.

Рассказ яснополянской гостьи, сочетавший глубокое и детализированное владение темой, ясность и простоту речи, обаяние светлой и благородной личности самой Татьяны Васильевны, был с благодарностью и вниманием встречен присутствующими. Директор музея И.В.Яценко преподнёс ей в подарок новую книгу о Козельске, недавно созданную калужскими авторами. А отдел культуры нашего района приготовил для Т.В.Комаровой благодарственное письмо. Письменную благодарность от главы района вручили заодно и С.Е.Сёмкину — за участие в юбилейной реконструкции.

Председатель КОРЛ Г.Э.Горохова с сожалением сообщила, что в тот день из-за болезни не смогли быть в музее две предполагавшиеся участницы встречи. Дочь отца Леонтия Ольга Леонтьевна обещала рассказать о впечатлениях знакомого их семье человека, который был возницей старца Варсонофия, когда тот ехал к умирающему Толстому. Известный писатель и журналист Зоя Михайловна Афанасьева, автор более полутора десятков книг по духовному краеведению, десять лет назад осуществила объёмный проект «Лев Толстой в Оптиной и Шамордине»: это шесть репринтных книжечек-выпусков, подробно описывающих все приезды писателя в наши края. Так что следующим рассказом стал по сути устный реферат по этим выпускам З.М.Афанасьевой. По ходу рассказа богато иллюстрированные книжечки переходили из рук в руки по рядам. Оптину Лев Николаевич знал с детства: сюда ездили его тётушки, заменившие рано ушедших в иной мир родителей. Две из них тут похоронены. Не раз писатель сюда собирался (как писал он в письме кому-то — «поездка в Оптину всё манит меня») , но собрался только уже в 49 лет. За свои пять приездов Толстой несколько раз встречался со старцем Амвросием, затем — со старцем Иосифом. Состоялись в Оптиной и другие встречи: с архимандритом Ювеналием Половцевым, с духовником братии иеромонахом Пименом Пащенко, с писателем Константином Леонтьевым. Повстречав в первый приезд в Оптиной князя Д.А.Оболенского,Толстой принял его приглашение и посетил его усадьбу в Березичах, где слушал игру другого гостя князя —пианиста Н.Г. Рубинштейна. Если в первый приезд Толстой позитивно отозвался о старце («поговоришь с таким человеком — и чувствуешь близость Бога»), то последующие три десятилетия прошли в ожесточённой антицерковной деятельности, и встречи в Оптиной это отражали. «Горд очень», — говорил о Толстом старец Авросий. «Вы безнадежны», — сказал ему Константин Леонтьев. Старец Иосиф сказал писателю, что он не вернётся к Церкви, если продолжит доверяться исключительно своему уму.

Последний приезд писателя оказался подтверждением предсказания святого Иоанна Кронштадтского: известный всей стране святой батюшка говорил, что при той хуле на Духа Святого, до которой дошёл Толстой, он не сможет покаяться, даже если захочет. Тайно ушедший из дома 82-хлетний Толстой (книга об этом известного толстововеда П.Басинского называется «Бегство из рая») приехал в Оптину, подходил дважды к скиту, но не решался войти. Старец Иосиф послал келейника с приглашением к себе — но Толстой уже ушёл.

Завершило разговор о Толстом выступление С.Е.Сёмкина. Оно посвящалось не биографически-историческим фактам из жизни Толстого, а другой теме: как имя Толстого, его духовные поиски и заблуждения используются технологиями духовно-информационной войны. Это включение образа Толстого в актив таких технологий происходило ещё при жизни писателя. Претендовавший на роль учителя жизни (чуть ли не равновеликого тысячелетней Церкви) Толстой рано стал т.н. медийной фигурой. Это ярко проявилось в его «бегстве» из Ясной Поляны. Искавший тишины и уединения Толстой оказывался не просто везде и всеми узнаваем, но и сопровождаемым шлейфом из журналистов, число которых постоянно росло. Антиправославные, порой кощунственные идеи и высказывания Толстого подхватываются на щит (а скорее на пики!) тех сил, которые трудились (и трудятся) на отрыв русских людей от православной веры и Церкви. И это углубляет тот разрыв между верой и традициями русского народа и значительной частью деятелей культуры и политической элиты, которые погружены кто в нигилизм, кто в атеизм, а кто уже и в откровенный содомский сатанизм. Сам образ Толстого в идеологическо-политическом ключе стал яркой «иконой» тех политтехнологов, кто опирается на ложное его толкование как якобы подлинно русского человека, свободного от Церкви и Её установлений, при этом ещё и пацифиста и анархиста-антигосударственника. Подчеркнув, что вряд ли сам писатель лично был виноват в таком «повороте», С.Сёмкин отметил, что это может быть — главная трагедия Толстого: великий русский писатель используется для антирусской духовно-информационной войны.
Встреча проходила в формате т.н. «устного журнала». Послесловием его стало предложение ведущей Г.Гороховой: она рекомендовала тем, кто хотел бы углубиться в тему, послушать в интернете лекции и выступления специалистов по Толстому — Павла Басинского и протоиерея Георгия Ореханова, а на оптинском официальном сайте найти публикации Т.В.Комаровой и других авторов о приездах Толстого в наши края.

Н.Сергеева

Теги: , ,

Ваш отзыв

Если Вы человек - просто поставьте галочку.
сделано dimoning.ru

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.