Место встречи – Козельск

06 мая 2019 |

«Гордиться славою своих предков не только можно,но и должно…»
А.С. Пушкин

В преддверии Дня Победы хочу поделиться воспоминаниями моих родителей о своей семье и годах войны на Калужской земле. В самое трудное военное время, именно Козельск соединил моих родителей, от которых пошли многочисленные потомки.

Моя мама, Завьялова Надежда Александровна, (после замужества Ключникова) родилась в 1925 году в г. Козельске в частном доме на улице Софьи Панковой.

Ее дедушка, Александр Тимофеевич Бодров, в конце IXX  и начале  XX века служил помощником  начальника станции г. Козельска,  а  бабушка,  Бодрова Мария Михайловна (в девичестве Волконская), вела домашнее хозяйство. В  1910 году, 31 октября,  Бодров А.Т. отправлял от станции Козельск поезд №12 Смоленск-Богоявленск, в который посадил больного писателя графа Льва Николаевича Толстого с сопроводительными лицами. После отхода поезда, он телеграфировал по всем станциям, что в поезде находится больной писатель. Через пять часов езды поезд подъехал к станции Астапово, где  Льву Николаевичу стало совсем плохо, его пришлось снять с поезда и поместить в дом начальника станции господина Озолина, где он, проболев несколько дней, 7 ноября  по с.ст. умер.

Мамин отец, Завьялов  Александр Михайлович, был военным, в 20-е годы участвовал в гражданской войне в рядах Красной армии; после окончания военно-политической школы Московского военного округа был назначен начальником клуба 242 стрелкового полка 81 стрелковой дивизии  г. Козельска.

Моя бабушка, Серафима Александровна Бодрова, мамина мама работала в этом клубе библиотекарем. И в этом же клубе состоялась их встреча, которая вместе соединила моих дедушку и бабушку. В 30-е годы  Завьялов А.М. работал преподавателем Объединенной Военной Школы ВЦИК (г.Москва).  В 1937-38 гг. пропал без вести.

Мама, Завьялова Надежда Александровна, родилась в 1925 году, училась в 1-ой школы г. Козельска. Училась прилежно, о чем свидетельствуют почетные грамоты за отличные успехи и примерное поведение.

Одна из них сохранилась

Во дворе дома 1937 год

По ее рассказу, к началу войны мама закончила 8 классов школы №1,  и было ей 16 лет.

Когда враг подходил к городу, маму и ее сверстников посылали на оборонительные работы к реке Жиздра: рыть окопы, ставить заграждения.  Когда стали поступать раненые, в городе были организованы госпитали. В одном из них мама работала санитаркой – стирала и гладила бинты, обмывала раненых, помогала писать письма раненым.

Надежда Завьялова с подругами 1 мая 1941 года

В течение лета и осени 1941 года наши войска вынуждены были отступать. Обстановка была тяжелой. Некоторые жители Козельска уже получили похоронки. Когда немцы стали подходить к городу, мама погрузила на подводу своих больных дедушку (он был парализован) и бабушку, кое-какие пожитки и отвезла их в деревню Клюксы к родственникам, а сама вернулась в Козельск.

Немцы вступили в Козельск 8 октября 1941 года.

Мама рассказывала: «Во время оккупации я узнала, что немцы собираются сжечь все книги из нашей школьной библиотеки. Мы, с подругой Дусей Гнездиловой, взяли мешки и, ближе к ночи побежали в школу спасать книги. Сколько могли набрали и еле-еле доволокли до дома. А утром на площади, возле школы немцы устроили костер, где полыхали оставшиеся книги, в  том числе  их же Гетте и Гейне».     

Еще мама рассказывала такие случаи: «В первые дни оккупации мы порезали всех кур, чтобы не достались немцам и тушки отвезли в деревню Клюксы, а головы остались валяться во дворе. В этот день был сильный мороз, немцы ходили по дворам – чем бы поживиться. Зашел один немец и к нам во двор, со словами: «Курка, курка» стал осматривать курятник. Я со своей подругой Дусей, молча показала ему куриные головы. Немец собрался уходить – тут мы схватили эти головы и стали швырять их в спину и в каску немцу со словами: «Вот тебе курка». Он резко повернулся и со злым лицом наставил на нас автомат. Мы замерли. Он постоял так немного, опять повернулся и ушел. В этот момент в моей душе, вместе со страхом чувствовалась и гордость, что не получил фашист нашей курятины».

«Однажды мы пошли в деревню проведать наших родных. Кое-как перебрались по взорванному мосту через Жиздру, вышли на поле и вдруг увидели, что впереди по дороге едут два немецких мотоциклиста. Мы шмыгнули в стог сена и решили переждать, когда они проедут. Вдруг видим через поле идут наши красноармейцы человек пять с винтовками, они, увидев немцев, подняли руки и легко сдались в плен. Мы обомлели – ведь они были в большинстве, с оружием, вполне могли справиться с двумя немцами. Было и такое».

Козельск освободили только 29 декабря 1941 года. Все обрели надежду на скорую победу, но немцев отбросили недалеко.

Продолжались бои на Калужской, Тульской, Брянской землях. При отходе враг плотно заминировал окрестности в районе Козельска и окрестных городов, что доставляло неудобства для решающего продвижения вперед. Обстановка оставалась сложной.

Особо надо отметить, что большой вклад в продвижение наших войск в Калужкой области внесла 1 саперная армия, и, в частности, бойцы 12 инженерно-саперной бригады Резерва Главного Командования (РГК), штаб которой находился  на станции Перцово.

Из книги «Краткое описание боевого пути 12-й Рижской, Краснознаменной, ордена Кутузова II степени инженерно-саперной бригады резерва главного командования (РГК) за 1941-1946 гг.»:

«В январе-марте 1942 -1943гг вновь сформированные саперные бригады I саперной армии, приняли участие в наступательных боях войск Западного фронта. Обеспечивали продвижение техники и транспорта с боеприпасами и продовольствием в условиях бездорожья и сильных заносов суровой зимы 1941-1942 гг. В этот период батальоны бригады, совместно с войсками фронта, прошли по территории Московской, Тульской и Калужской областей, приняв участие в освобождении их территорий от немецких захватчиков, в основном в 2-х направлениях: Серпухов-Калуга-Мещовск-Киров и Тула-Ханино-Одоев-Козельск-Сухиничи-Брынь.»

            «Весной, летом и осенью 1942 года части бригады строили командные пункты (КП) Западного фронта у Козельска (в Оптиной Пустыне), оборонительные рубежи, мосты, дороги в полосе обороны 50,10,16, 61 армий Западного фронта на территории Калужской, Брянской, Тульской областей, занимались минированием переднего края обороны и поддерживали в боевой готовности минные поля, минированные мосты и дороги, которые были подготовлены к взрыву, на случай прорыва танков и войск противника. В этот период бригадой были построены крупные мосты под нагрузку 60 тонн через реки Ока и Жиздра у гг. Перемывля, Калуги и Козельска.»

            Зимой 1942-1943 гг. части бригады построили КП  Западного фронта в лесу близ г. Юхнова и оборонительный рубеж вокруг гг. Белева, Козельска, Сухиничей.

А вот как описывает обстановку командир саперной роты 12 инженерно-саперной бригады Ф.Н. Минеев в книге «Без права на ошибку» (Донецк «Донбасс» 1997) стр.17-18:

«Летом и осенью 1942 года войска Западного фронта в меру своих возможностей вели активные боевые действия, отвлекая на себя часть немецких войск, действующих на Сталинградском направлении. Немцы часто переходили в контратаки с применением больших сил танков, артиллерии и пехоты. Так, в августе 1942 года, после ожесточенных боев немцы пытались развить успех и захватить Козельск и Сухиничи. Саперы нескольких батальонов бригады под огнем минировали танкоопасные направления в полосе боевых действий 11-ой гвардейской армии и сорвали замысел врага….»

«Летом 1942 года по заданию командования фронта саперами нашей бригады срочно был построен деревянный мост через реку Жиздру южнее Козельска. Мост был крайне необходим для переброски танкового корпуса, предназначенного для отражения наступления немецких войск. Вечером, когда мост был готов, приехал генерал-танкист со своим корпусным инженером, чтобы ночью переправить все танки и технику. Инженер осмотрел мост и в присутствии командования нашей 40-й (впоследствии 12-ой) саперной бригады заявил генералу, что мост ненадежен и не выдержит тяжести танков. Сложилась очень неприятная ситуация, которую развеял капитан-строитель, под руководством которого построили мост. Он заявил, что мост построен по его проекту и расчетам и он вполне надежен для прохода танков, поэтому пусть они идут, а он будет стоять под мостом до окончания пропусков всех танков. Генерал …приказал пропустить танки по мосту, которые все благополучно за ночь переправились. Этот инженер-капитан генералом был награжден»

В декабре 1942  года на улице Софьи Панковой, где жила моя мама, в некоторых домах квартировали бойцы 12 инженерно-саперной бригады. В одном из соседних домов проходили занятия бойцов по изучению устройства мин разного вида и действия. Мама часто присутствовала на этих занятиях, ей было все интересно. 

По воспоминанию моего папы Ключникова Виктора Александровича из книги «Посвящаю моим потомкам» стр.8-9:

«В декабре 1942 года, по укоренному курсу военного училища мы сдали экзамены, нам присвоили воинское звание лейтенант, прикрепив к петлицам новенькой гимнастерки и шинели два кубика. В конце декабря  нас, с моим другом Колей Богдановым откомандировали на фронт в инженерно-минную бригаду под Калугой, ст. Перцово. В штаб бригады прибыли под утро. Нам сразу оформили предписания и направили меня в 157 батальон инженерно-минной бригады на должность командира взвода. А Колю 159 батальон, но штаб его находился в другом месте. Мы с ним распрощались. После, я узнал, что он погиб в 1943 году при штурме г. Ржева.

Наша 3-я рота располагалась в Оптиной Пустыне – бывшим монастыре в 3-х км от Козельска. Храмы и церкви монастыря были разрушены – кирпичной стены по периметру  Оптина частично не было. На территории, противоположной от реки Жиздра стороне, находился лагерь заключенных, обнесенный колючей проволокой. По углам лагеря стояли вышки для охраны. После войны монастырь был восстановлен, отдан православной церкви, и ежедневно принимает большое количество паломников.

В один из приездов в Козельск, где находилась одна из групп по охране мин, для проверки и учебных занятий с минерами, в их помещении, я увидел симпатичную девушку, бойкую и шуструю с редкой россыпью веснушек на вдруг, густо покрасневшем лице. Она возилась с учебной миной ТМ-35 и рассказывала ее устройство бойцам. Меня это приято удивило. Я спросил ее устройство другой мины, на что получил сносный ответ. Так я познакомился со своей будущей женой, что называется любовь с первого взгляда. А впереди еще было три года войны.»

Всю зиму и весну продолжались бои на Калужской земле.

Из книги Ключникова В.А. «Посвящаю моим потомкам» стр.37:

«11 июля 1943 года я получил приказ проделать проходы в минных полях и проволочных заграждениях своих и противника для пропуска танков, артиллерии и пехоты на участке обороны восточнее г.Ульяново, Калужской обл.. Оборона здесь усовершенствовалась с сентября 1942 года, поэтому передний край ее был насыщен противотанковыми и противопехотными минами, заграждениями из колючей проволоки в несколько рядов колец, которые усилялись металлическими звонкими предметами и сигнальными приспособлениями. Изучив местность, взвод в ночь на 12 июля приступил к выполнению задачи. Условия для нас были тяжелыми: высокая трава, что затрудняло поиск мин, короткая, июльская ночь, к тому еще и лунная, и противник вел себя неспокойно, обстреливал автоматным и пулеметным огнем.

Немцы обнаружили нас, когда мы вели работу на их минном поле и открыли сильный автоматно-пулеметный и минометный огонь. Рядовые Мальцев и Лапынин были тяжело ранены, однако взвод продолжал выполнять задачу. Проходы были проделаны в срок. Танки, артиллерия и пехота устремились по ним, громя врага в его траншеях и, развивая успех, продолжали продвигаться на Запад. Это наступление – начало боев, в результате которых были освобождены от фашистской нечисти гг. Ульяново, Орел, Брянск, Карачев. Наиболее отличившиеся бойцы были представлены к правительственным наградам. Я был удостоен медали «За Отвагу».

Из наградного листа:

Разгром немцев под Сталинградом явился началом коренного перелома в ходе великой Отечественной войны. Он был закатом немецкой армии, после чего немцы не могли оправиться, но еще пытались наступать по всем фронтам. Верховное командование для разгром немецких войск под Курском привлекло войска нескольких фронтов, в том числе и Западного, в состав которого входила 12 инженерно-саперная бригада. Ключников В.А. вместе с бойцами своего взвода 157 батальона разминировали маршруты движения войск, строили мосты и переправы, устанавливали мины в направлении контратак противника. Встречи с мамой были редкими, только наездами в Козельск между боевыми заданиями. После победы на Курской дуге наши войска пошли в активное наступление. Далее у папы в послужном списке участие в освобождении Орла, Брянска, освобождении и разминировании Новгорода, боях на Псковщине и разминировании Пушкинских Гор, а затем Прибалтика – Эстония, Латвия и май 1945 в Восточной Померании, сейчас Польша.

У Рейхстага, май 1945. Первый ряд, второй слева
Ключников В.А., мой папа

А мама в это время закончила 10 классов и, в 1944 году уехала из Козельска в Москву для поступления в институт. Всю войну они переписывались, верили в победу и ждали друг друга. Победу она встретила в Москве, уже студенткой Педагогического института. Папа закончил войну на Дальнем Востоке победой над Японией. После трех лет войны они вновь встретились и поженились. А заключили свой брак 1947 г. в Козельском загсе.

Всю жизнь они прожили в любви и верности. Куда бы не посылало командование служить моего отца, кадрового военного Советской Армии, моя мама с нами, детьми всюду следовала за своим мужем. Был и Дальний Восток, и Германия, и Туркестан. Последние 30 лет жили в Серпухове, трудились честно и достойно.

В заключение, хочу привести два своих стихотворения в память о моих родителях и их сверстниках.

Моим родителям

 

Взяла меня память в тиски,
И чувства нахлынули болью,
Образ девушки сдавил мне виски,
Любившей военной порою. 

Упали сумерки на город
У полосы прифронтовой;
Тот лейтенант еще молод
И не испытанный войной. 

Под грохот канонады
Пространство сузилось для них;
И в жизни нет такой отрады,
Как помолиться за двоих 

Войну пройдете вы, любя –
В письме письмо, в руке рука
В разлуке чувства бережно храня,
Пока не кончилась война. 

И между вами была я,
Хотя не родилась на этот свет
А где-то в будущем, моля-
Вас сохранить от многих бед. 

В земном поклоне припадаю
И памятью любовь храню,
Я встречи вашей цену знаю
И жизнью всей благодарю!

                           

Поколению победителей                 

«Совесть, благородство и достоинство- 
Вот оно, святое ваше воинство» Б. Окуджава

Стану перед вами
Низко поклонюсь
С мокрыми глазами
Смиренно помолюсь 

За ушедших раньше,
За еще живых –
Грань здесь стала тоньше
До миров иных 

И отдам я должное
Вашему огню,
И дорогам сложным
Честь я отдаю. 

Помолюсь я за страну,
Вами возрожденную,
Благодаря чему живу
Памятью каленою. 

Крепость духа вашего
Я в себя впитаю –
Как завет нам данный,
В образы вникая. 

Честью вашей умалюся,
Преданностью цели.
Сердцем низко поклонюся
Вашему служению. 

Помолюсь я еще раз
В ином мире сущим,
Пожелаю Ангела Хранителя
Ныне всем живущим!

Трубецкая (Ключникова), Галина Викторовна 2019г.

г. Пущино, Московкая область.

 

 

 

 

 

 

 

Теги: ,

Ваш отзыв

Если Вы человек - просто поставьте галочку.
сделано dimoning.ru

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.