новости
публикации
личности
документы
наши гости
альманах
«ЗЛОЙ ГРАД»
гостевая
книга
почта

Во втором выпуск альманаха «ЗЛОЙ ГРАД» появится новай раздел - «НАШИ ГОСТИ», в котором будут публиковаться друзья общества из городов и весей России.


Александр Григорьевич АЛЕКСЕЕВ


иерей Валерий Суслин-Великопольский

 




Александр Григорьевич АЛЕКСЕВ родился в 1938 г. в Москве. Детство его прошло на Алтае. По образованию инженер-строитель. В Академии художеств В Ленинграде изучал историю искусств и архитектуру. Работал строителем, искусствоведом, директором художественных выставок. С 1970 по 1973 г. жил и работал в Иране. С 1992 по 1998 . жил в Германии. С 1973 г. пишет стихи. Его сборники выходили в Москве и Германии (на русском и немецком языках).

 


Порядку звездному душа принадлежит,
И временно она в темнице тела.
Не ведая жестокости предела,
В иных пространствах путь ее лежит

Разрушить тлен земной ее не в силах,
Запущен Богом мерный жизни ход:
Рождение и смерть - всего лишь переход,
Лишь оболочки душ лежат в могилах.

Но грудь теснит тоска, когда кресты погоста
В дожде осеннем видятся во сне.
Проснуться страшно при большой луне,
Любовь и боль утрат переплелись непросто.

Раздвинул небо колокольный звон,
День угасает, свет лампады ярок.
Слова молитвы - в тишине подарок,
Созвучен сердцу таинства канон.


Я хочу умереть в деревянной избе,
Без уколов, в тот час, что угоден судьбе,
Чтоб священник отходную тихо читал,
Чтобы пахло весной, чтобы Ангел летал,
Чтобы близкие люди меня окружали,
Чтобы руки в молитве у них не дрожали.

Чтобы с легкой улыбкой душа улетала,
Чтобы женщина в эту минуту рожала,
Чтобы в эту минуту в далеком краю,
Задыхаясь в объятиях, слово "люблю"
Прошептали девичьи губы,
Чтоб трубили Архангелов трубы.


Мы с вечера вырыли в небо окно,
Осенние листья упали на дно
И выстлали ложе для гроба.
Проглотит земная утроба
Еще оболочку одну,
А то, что зовется душой за Луну
Уже полетело,
Оставив уставшее тело...

Пьют пиво у кладбища люди,
Когда-то их тоже не будет,
Но станут другие могилы копать,
Чтоб души могли за Порог улетать.
Гробы опускают на самое дно,
В иные пространства могила окно.


Творить молитву - тяжкий труд.
Преодолев гордыни зуд,
Смирясь, молись и день и ночь,
Верь истово, сомненья прочь.
И вкруг себя добро творя,
Соблазн и прелесть поборя,
Приобретаешь благодать,

Вступая в ту святую рать,
Что вечно борется со злом
И побеждает не умом,
Но верящей душой прекрасной,
Открытой Богу, людям ясной,
Простить способной наперед
И знать событиям черед.


Ты моя несчастная Россия,
Ты моя голодная страна.
Вечер наступает синий, синий,
На небе - осенняя луна.
Дождь ночной слезою неутешной
Окропил болотистый покой.

Над моей Россией многогрешной
С жертвенной, истерзанной душой,
Над моей любимой, ненавистной,
Ненасытной в счастье и в крови,
Изолгавшейся, бессовестной и чистой
Вновь поднимется Звезда Любви!


Как боль распятых рук,
Церквей кресты,
И долгий колокола звук
Небесной чистоты.
Ласкает слух и душу
Пасхальный благовест,
Нет, веру не разрушить,
Тому залогом Крест.


Мне все принадлежит вокруг:
Весенней радуги цветастый полукруг,
Сирени аромат и шмель на желтой розе,
Прозрачная роса, как счастья слезы,
Туманный пар над теплою водой,
Ведущая коней на дальний водопой
Копытами пробитая дорога,
Недвижная сова и белка-недотрога,


Высокий аистов прощальный перелет,
И заморозков первый звонкий лед,
И баба на катке, слепленная из снега,
Огонь в печи, и страсть, и нега,
И даже горечи нечаянных утрат,
Отчаяние, страх, тревога, боли ад,
И деревянный крест, что под сосной стоит -
Все я люблю, вес мне принадлежит.


Сретенье.
Мне помогают те, кого уж нет,
Но кто умел любить не рассуждая,
И в море мрака вижу тихий свет,
И становлюсь сильней и твердо знаю,
Что сквозь границу меж миров,
Меж дольним и меж горним миром,
Зло не пройдет, что только лишь любовь,
Запечатленная мной в богоданной лире
Пересечет ее. Я знаю тех, кто любит нас,
Их больше, чем других двурогих,
Из глубины веков победный слышу глас
Умерших, но живых во Боге.
Христову воинству на верность дам присягу:
«Свет возлюбить, бороться вечно с тьмой
Клянусь не отступлю и в землю лягу»
Живых перекрестив слабеющей рукой.
1992г.