Козельск Константин Леонтьев

ИСТОРИЯ РОССИИ С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН

СОЛОВЬЕВ Сергей Михайлович (1820, Москва - 1879, там же) - историк. Род. в семье священника. В 1828 был записан в духовное уч-ще, но учился дома. Более всего увлекался историей и к 13 годам 13 раз прочел "Историю государства Российского" Н.М. Карамзина. В 1833 отец выписал Соловьеваа из духовного звания и определил его в 1-ю Моск. гимназию. В 1838 окончил гимназический курсе занесением имени на Золотую доску и поступил на историко-филологическое отделение философского ф-та Моск. ун-та, где слушал лекции М. П. Погодина, Т.Н. Грановского и др. Окончив ун-т в 1842, Соловьев принял предложение поехать за границу в качестве домашнего учителя в семействе графа А.Г. Строганова. Так Соловьев получил возможность пос-лущать в ун-тах Франции и Германии лекции крупнейших историков Зап. Европы: Л. Ранке, Ф. Гизо, Ж. Мишле, Ф. Шлоссера. В 1845 Соловьев защитил магистерскую диссертацию и стал преподавать в. Моск. ун-те. В 1847 стал доктором и профессором и занимал кафедру рус. истории более 30 дет. Соловьев был деканом историко-филологического ф-та и ректором, преподавал рус. историю вел. князьям, в 1870 добавил себе обязанности директора Оружейной палаты. Избранный в 1872 в академики, Соловьев в конце жизни являлся председателем Общества истории и древностей росс. Но главным делом, к-рому Соловьев подвижнически подчинил свою жизнь, было написание "Истории России с древнейших времен". С 1851 по 1879 вышло 29 томов (последний - посмертно) этого грандиозного труда - энциклопедии рус. истории. Глава большой семьи (12 детей), Соловьев трудился без выходных и праздников, не позволяя себе тратить на сон более 7 часов. Педантично распределяя день по часам, он успевал сотрудничать в журналах, готовить лекции, работать в архивах и выдавать каждый год по новому тому "Истории...". Работая над ней, Соловьев стремился "объяснить каждое явление из внутренних причин", т.е. последовательно проводил принцип историзма, понимая историю, как органичное и закономерное развитие. Историю народа Соловьев видел р истории развития гос-ва. Патриот-монархист, человек глубоко верующий, Соловьев был либералом-западником, выступавшим за прогресс, реформы, преобразования, идущие сверху, видя образец в реформах Петра I. Деятельность этого царя стояла в центре научных интересов Соловьева. В 1872 к 200-летнему юбилею Соловьев создал "Публичные чтения о Петре Великом", ставшие заметным явлением в общественной жизни России. В.О. Ключевский отметил: "В жизни ученого и писателя главные биографические факты - книги, важнейшие события - мысли. В истории нашей науки и литературы было не много жизней, столь же обильных фактами и событиями, как жизнь Соловьева".

История России с древнейших времен Том 1

ГЛАВА ВТОРАЯ
ОТ СМЕРТИ МСТИСЛАВА ТОРОПЕЦКОГО ДО ОПУСТОШЕНИЯ РУСИ ТАТАРАМИ (1228-1240)

События новгородские.- Война суздальских князей с Черниговом.- Вражда Новгорода с Псковом.- Войны с мордвою, болгарами, немцами и Литвою.- Усобица в Смоленске.- Деятельность Даниила Романовича галицкого.- Участие его в польских делах.- Тевтонский орден.- Батыево нашествие.- Сведения о татарах.

Великий князь Юрий стоял на Сити, когда пришла к нему весть о сожжении Владимира и гибели семейства; он послал воеводу Дорожа с трехтысячным отрядом разузнать о неприятеле; Дорож прибежал назад и объявил, что татары уже обошли русское войско кругом. Тогда князь сел на коня и вместе с братом Святославом и тремя племянниками выступил против врагов 4-го марта 1238 года; после злой сечи русские полки побежали пред иноплеменниками, причем князь Юрий был убит и множество войска его погибло, а Василько Константинович был взят в плен. Татарам очень хотелось, чтоб Василько принял их обычаи и воевал вместе с ними; но ростовский князь не ел, не пил, чтоб не оскверниться пищею поганых, укоризнами отвечал на их убеждения, и раздосадованные варвары наконец убили его. Летописец очень хвалит этого князя: был он красив лицом, имел ясный и вместе грозный взгляд, был необыкновенно храбр, отважен на охоте, сердцем легок, до бояр ласков; боярин, который ему служил, хлеб его ел, чашу пил и дары брал, тот боярин никак не мог быть у других князей: так Василько любил своих слуг. От Сити татары пошли к юго-западу, осадили Торжок, били в него пороками две недели и наконец взяли 23-го марта, истребили всех жителей. От Торжка пошли Селигерским путем, посекая людей, как траву; но, не дошедши ста верст до Новгорода, остановились, боясь, по некоторым известиям, приближения весеннего времени, разлива рек, таяния болот, и пошли к юго-востоку, на степь. На этой дороге Батый был задержан семь недель у города Козельска, где княжил один из Ольговичей, молодой Василий; жители Козельска решились не сдаваться татарам. «Хотя князь наш и молод, - сказали они, - но положим живот свой за него; и здесь славу, и там небесные венцы от Христа бога получим». Татары разбили наконец городские стены и взошли на вал, но и тут встретили упорное сопротивление: горожане резались с ними ножами, а другие вышли из города, напали на татарские полки и убили 4000 неприятелей, пока сами все не были истреблены; остальные жители, жены и младенцы подверглись той же участи; что случилось с князем Василием, неизвестно; одни говорят, что он утонул в крови, потому что был еще молод. С тех пор, прибавляет летописец, татары не смели называть Козельск настоящим его именем, а называли злым городом.

По взятии Козельска Батый отправился в степи, в землю Половецкую, и разбил здесь хана Котяна, который с 40000 своего народа удалился в Венгрию, где получил земли для поселения. В следующем 1239 году татарские толпы снова явились на северо-востоке, взяли землю Мордовскую, повоевали по Клязьме, пожгли город Гороховец, принадлежавший владимирской Богородичной церкви. Весть о новом их нашествии нагнала такой ужас, что жители городов и сел бежали сами не зная куда. На этот раз, впрочем, татары не шли далее Клязьмы на северо-востоке; но зато путем половецким явились в пределах Южной Руси, взяли и сожгли Переяславль Южный, половину жителей истребили, других повели в плен. В то же время Батый отправил отряд войска и на Чернигов; на помощь осажденным явился двоюродный брат Михаила, Мстислав Глебович, но потерпел поражение и убежал в Венгрию; Чернигов был взят и сожжен, но епископ был пощажен; так уже обозначилось обыкновение татар - уважать религию каждого народа и ее служителей. По взятии Чернигова племянник Батыя, сын Угедея, Менгухан приехал к Песочному городку на левый берег Днепра, против Киева, чтоб посмотреть на этот город; по словам летописца, татарин удивился красоте и величеству Киева и отправил послов к князю Михаилу и гражданам склонять их к сдаче; но те не послушались, и послы были убиты. Михаил, однако, не дождался осады и бежал в Венгрию; несмотря на опасность, красота и величество Киева привлекали еще князей к этому городу, и на место Михаила явился из Смоленска внук Давыдов, Ростислав Мстиславич; но старший по родовой лествице четвероюродный брат его Даниил галицкий не позволил ему долго оставаться в Киеве: он схватил Ростислава и взял Киев себе; сам, однако, не остался в нем, а поручил оборонять его от татар тысяцкому Димитрию. Между тем во время бегства Михаилова в Венгрию жена его (сестра Даниилова) и бояре были захвачены князем Ярославом, который овладел также Каменцом. Услыхав об этом, Даниил послал сказать ему: «Отпусти ко мне сестру, потому что Михаил на обоих нас зло мыслит». Ярослав исполнил Даниилову просьбу, отправил черниговскую княгиню к брату, а между тем дела мужа ее шли неудачно в Венгрии: король не захотел выдать дочери своей за сына его Ростислава и прогнал его от себя; Михаил с сыном отправились тогда в Польшу к дяде своему Конраду. Но и здесь, как видно, они не могли получить помощи и потому должны были смириться пред Романовичами, послали сказать им: «Много раз грешили мы пред вами, много наделали вам вреда и обещаний своих не исполняли; когда и хотели жить в дружбе с вами, то неверные галичане не допускали нас до этого; но теперь клянемся, что никогда не будем враждовать с вами». Романовичи позабыли зло, отпустили сестру свою к Михаилу и привели его самого к себе из Польши; мало того, обещали отдать ему Киев, а сыну его Ростиславу отдали Луцк; но Михаил, боясь татар, не смел идти в Киев и ходил по волости Романовичей, которые надавали ему много пшеницы, меду, быков и овец.


 

 

 

© "Линия Билибина"