Агитбригада.


Дача (Дом отдыха) НКВД в Катынском лесу.


Она рассказала о "страданиях" поляков в Козельске


польский "смотрящий"

 

АГИТБРИГАДА ГЕББЕЛЬСА ПОСЕТИЛА КОЗЕЛЬСК

«- Что, сынку, помогли тебе твои ляхи?»

Н.В. Гоголь. Тарас Бульба

20 июля в год 860-летия Козельска наш город посетила группа агитаторов из Мемориального комплекса «Катынь» (близ Смоленска) и выступила перед козельчанами в новом здании Козельского краеведческого музея. Агитбригада состояла из 5 человек: четверо – сотрудники Мемориала (российские граждане) и один – поляк. Мотив приезда агитбригады: посещение тех мест, где находились в 39-40-х годах польские офицеры. Агитбригада посетила также Юхнов, Сухиничи. Добрались и до Козельска, где в то время находился лагерь для пленных польских офицеров №5 на территории Оптиной Пустыни. Тремя сотрудниками музея были прочитаны лекции о: «сталинских репрессиях», «коварстве СССР и нападении СССР на Польшу в 1939 г .» и «расстреле невинных польских офицеров войсками НКВД в Катынском лесу». Лекции сопровождались демонстрацией на экране агитационных материалов, а закончились показом фильма составленного из материалов Геббельса и демократического агитпропа времён Горбачёва-Яковлева-Ельцина. Выступление агитбригады вызвало возмущение собравшихся. Основные оценки таковы: агитинформация недостоверна, имеет явную тенденцию унизить русских, воспитать в них чувство неполноценности, несуществующей вины. Последнее наиболее ёмко выразил известный козельский краевед А.В. Евгин: «Я, как христианин, сострадаю несчастным полякам, но мне не в чем перед ними каяться». К чести гостей, они приватно поведали, что во всех других местах их просто хладнокровно и безразлично выслушивали (русский народ уже приобрёл стойкий иммунитет к демпропаганде) и лишь в Козельске они получили отпор. Неудивительно: Козельск – первый Город Герой! Он не сдался Батыю, тем более не сдаётся жалким демагитаторам. И если у жителей других городов подобные акции просто не вызывают ничего, кроме брезгливости, нам, жителям Козельска в славный год его юбилея не с руки поощрять (пусть и безразличием!) клеветников России!

Впрочем, следует напомнить нашему читателю суть проблемы.

Историческая справка (приводится по следующему изданию: Ю.И.Мухин. Катынский детектив. Москва, 1995 г .):

В марте 1940 года часть пленных польских офицеров была осуждена Особым совещанием при НКВД СССР к 5 годам ссылки в исправительные трудовые лагеря с лишением их права переписки. Для сохранения в тайне самого факта переквалифицирования пленных в осужденных, были созданы (вне системы ГУЛАГ) лагеря особого назначения под Смоленском. В этих лагерях пленные строили дороги. В ходе Смоленского сражения немцы очень быстро перерезали дороги восточнее Смоленска и ударом с юга за 6 дней взяли Смоленск. Попытка охраны лагерей вывезти пленных железной дорогой не удалась, так как железная дорога была уже под ударом немцев, а попытки вывести пленных пешком тоже не удались - пленные взбунтовались и решили сменить исправительно-трудовой лагерь в СССР на лагерь военнопленных у цивилизованных немцев. Захватив эти лагеря немцы в соответствии со своими планами приступили к ликвидации поляков. Одна из айнзацкоманд с удобствами расположилась в не пострадавшем от бомбежек доме отдыха НКВД в катынском лесу. (В самом Смоленске было разрушено 93% зданий). Другие команды расстреливали в других местах. Зимой 1943 года Геббельсу потребовалось провести операцию прикрытия массового уничтожения евреев в Польше и, кроме этого, попробовать внести разлад в стане союзников.

В феврале-марте советские военнопленные под руководством немцев свезли в Катынский лес со всех мест трупы польских офицеров, тщательно обыскали их, рассортировав документы, и уложили трупы в заранее откопанные дополнительные могилы. После этого Геббельс начал пропагандистскую кампанию.

ВЕРСИЮ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО АГИТПРОПА изложили приезжавшие в Козельск агитаторы. Она проста: бесноватый Сталин, который всю свою жизнь только и делал, что репрессировал (читай – расстреливал) людей, напал на Польшу. Доверчивые польские офицеры сдались без боя, а усатый палач приказал их сначала бросить в лагеря (в том числе в Козельске), а потом и вовсе всех расстрелял, да так, чтобы свалить потом всё на своего друга такого же бесноватого Гитлера. Впоследствии выяснилось, что Гитлер европеец и по этому не мог уничтожить цвет польской нации – офицеров, которые, конечно же, и цвет Европы: такие элегантные они на показанных во время лекций фотографиях. Все Сталинские обвинения разрушились. Гитлер оправдан мировым сообществом. Россия – осуждена!

Выступления агитаторов были профессионально эмоциональны. Они сыпали цифрами и «фактами». За их спинами маячили значительные государственные субсидии, учёные степени, поддержка демократической общественности. Их выводы потрясали сознание, а стильные фото офицеров – должны были гипнотизировать козельских дам.

Конечно формат встречи (2,5 часа из них час сорок – лекции) не позволял оппонентам сколько-нибудь обстоятельно дискутировать с лекторами. Однако из всего происшедшего можно сделать некоторые выводы. Их хочется сгруппировать следующим образом:

– выводы фактические : оценка качества представленного пропагандистами материала с точки зрения соответствия историческим фактам и здравому смыслу;

– выводы нравственные : оценка дискуссии с точки зрения христианской нравственности;

– выводы политические , гражданские.

Начнем с фактических. Не анализируя подробно речи агитаторов, обратим внимание читателя на следующие обстоятельства.

Первый лектор повествует о «сталинских репрессиях» на Смоленщине. Он утверждает, что «Тройки» (Особое совещание) устроило кровавую резню, расстреливая всех подряд.

Однако на сайте ФСБ (http://www.fsb.ru/history/read/1999/plotnikova.html) мы читаем: «Положение об Особом совещании при Народном комиссариате внутренних дел было утверждено политбюро ЦК ВКП(б) 28 октября 1934 года, а 5 ноября было принято постановление ЦИК и СНК СССР, согласно которому наркомату внутренних дел предоставлялось "право в отношении лиц, признаваемых общественно опасными, ссылать на срок до 5-ти лет под гласный надзор в местности, список которых устанавливается НКВД, высылать на срок до 5-ти лет под гласный надзор с запрещением проживания в столицах, крупных городах и промышленных центрах СССР, заключать в исправительно-трудовые лагеря на срок до 5-ти лет, а также высылать за пределы СССР иностранных подданных, являющихся общественно опасными"». Ни о каких расстрелах – ни слова. Не ищите, эту обязанность государственный комитет обороны возложил на Особое совещание при НКВД только в ноябре 1941 г .

Этот вопрос был задан лектору.

Его ответ:

1. Положение об Особом совещании не было утверждено Правительством. По его мнению ЦИК и СНК СССР не Правительство, по-видимому потому, что его не возглавляет Фрадков.

2. Сначала оно расстреливало («священный» 37 год), потом – не расстреливало, а потом снова стало расстреливать – 1940 г . – Полная путаница.

Комичное (к сожалению не очень) – лектор признал (после указания со стороны слушателей), что репрессии начались с незаконного ареста Царя-Мученика Николая II и посетовал, что тот до сих пор не канонизован Русской Православной Церковью (?!) и не реабилитирован (вопрос к нашей демократическим судам).

Вывод: лекция – образец невежества и антиисторизма… Перечисление имён, дат и цифр – не более чем механизм подавления слушателей псевдоучёностью лектора.

Второй лектор взял в разработку тему начала Второй мировой войны – 1939г.

Его тезисы: Франция и Англия предпринимают все усилия по умирению Европы. Они даже идут на договорённости с Гитлером и отдают ему чешские Судеты, лишь бы укрепить мир. Несмотря на усилия Франции и Англии договориться с СССР против Германии, Сталин коварно сговаривается с Гитлером за их спиной, а, когда Германия нападает на Польшу, ударяет последней в спину. Это – не благородно. Польша, как настоящий джентльмен, «стреляет в воздух», не оказывая России военного сопротивления. Озверевший Сталин хватает польских офицеров и суёт их в лагеря, а потом жестоко убивает.

Однако, ещё в 30-х годах Польша незаконно, несмотря на протесты Лиги Наций (тогдашней ООН) занимает значительную часть Литвы, включая столицу Литовского края город Вильно. В 1938, когда Франция и Англия предали своего союзника Чехословакию, отдав Судеты (часть Чехословакии ) Германии, Польша, под шумок, незаконно оккупирует Тешинскую область Чехословакии, становясь (фактически) первым агрессором Второй мировой войны в Европе. Существующий ныне текст секретного протокола Пакта Молотова-Риббентропа не более, чем Горбачёвско-Яковлевская фальшивка. Но даже и она не содержит планов СССР по оккупации Польши. Речи идёт лишь о «разделе сфер влияния». Демагитаторы понимают под этим оккупацию. Что ж, тогда США уже оккупировало Украину, Прибалтику, Среднюю и Центральную Азию, Ближний Восток, Тихий Океан, Европу, Южную Америку (возможно – Луну!)… – ведь всё это «сферы жизненных интересов США», как заявляет американская администрация, т.е. её сферы влияния. Когда 17 сентября войска СССР вошли в Западную Украину и Белоруссию, отторгнутые Польшей у России в 20-е годы, Польское государство фактически перестало существовать. Местонахождение польского правительства было неизвестно, впрочем, приехавший в Козельск поляк утверждал, что оно ещё на территории Польши. Польские офицеры бросили свои части и либо разбегались, либо массово сдавались в плен немцам, а потом и русским. 10 сентября польский главнокомандующий маршал Рыдз-Смиглы бежал в Румынию через Владимир-Волынский, Млынов и Коломыю. Именно он дал приказ польским войскам не сопротивляться частям Красной Армии. Возникает впечатление, что либо маршал не рассматривал введение в Польшу русских войск как агрессию (тогда почему так это рассматривает лектор), либо совершил акт измены Родине, отказавшись сопротивляться врагу. Однако поляк не назвал маршала изменником. И ещё. Польский посол Гжибовский, отказавшись принять ноту советского правительства о фактическом развале, заявил: “...Суверенность государства существует, пока солдаты регулярной армии сражаются... Наполеон вошел в Москву, но, пока существовали армии Кутузова, считалось, что Россия также существует”. Он не знал, что по приказу маршала Польши армия уже не сражается, он не знал, что сам маршал сбежал (в отличие от Кутузова), а правительство давно покинуло столицу и находится неизвестно где (в отличие от Государя Императора Александра I в 1812 г .). Да и сам посол не знал, где находится правительство Польши, и не имел с ним даже радиосвязи.

Вручавший ему ноту заместитель наркома иностранных дел Потёмкин сообщил, как проходило вручение:

“Я возразил Гжибовскому, что он не может отказываться принять вручаемую ему ноту. Этот документ, исходящий от Правительства СССР, содержит заявления чрезвычайной важности, которые посол обязан немедленно довести до сведения своего правительства. Слишком тяжелая ответственность легла бы на посла перед его страной, если бы он уклонился от выполнения этой первейшей своей обязанности. Решается вопрос о судьбе Польши, Посол не имеет права скрыть от своей страны сообщения, содержащиеся в ноте Советского Правительства, обращенной к правительству Польской республики.

Гжибовский явно не находился, что возразить против приводимых доводов. Он попробовал было ссылаться на то, что нашу ноту следовало бы вручить польскому правительству через наше полпредство. На это я ответил, что нашего полпредства в Польше уже нет. Весь его персонал, за исключением, быть может, незначительного числа чисто технических сотрудников, уже находится в СССР.

Тогда Гжибовский заявил, что он не имеет регулярной телеграфной связи с Польшей. Два дня тому назад ему было предложено сноситься с правительством через Бухарест (! Румыния – прим. С. С.). Сейчас посол не уверен, что и этот путь может быть им использован.

Я осведомился у посла, где находится польский министр иностранных дел. Получив ответ, что, по-видимому, в Кременце, я предложил послу, если он пожелает, обеспечить ему немедленную передачу его телеграфных сообщений по нашим линиям до Кременца.

Гжибовский снова затвердил, что не может принять ноту, ибо это было бы несовместимо с достоинством польского правительства”.

Приехавший вместе с агитаторами поляк вёл себя как Гжибовский, твердил, что польское правительство ещё на территории Польши…

И, наконец, последнее –

“С утра 19 сентября из танковых батальонов 100-й и 2-й стрелковых дивизий и бронероты разведбатальона 2-й дивизии была сформирована моторизованная группа 16-го стрелкового корпуса под командованием комбрига Розанова... В 7 часов 20 сентября ей была поставлена задача наступать на Гродно. Продвигаясь к городу, мотогруппа у Скиделя столкнулась с польским отрядом (около 200 человек ), подавлявшим антипольское выступление местного населения. В этом карательном рейде были у биты 17 местных жителей, из них 2 подростка 13 и 16 лет. Развернувшись, мотогруппа атаковала противника в Скиделе с обоих флангов. Надеясь остановить танки, поляки подожгли мост, но советские танкисты направили машины через огонь и успели проскочить по горящему мосту, рухнувшему после прохода танков, на другой берег реки Скидель. Южнее плавающие танки самостоятельно форсировали реку. Однако окруженный противник отчаянно сопротивлялся в течении полутора часов и бой завершился лишь к 18 часам”. Без комментариев.

Третий лектор, точнее очаровательная лекторша рассказывала о трагедии героических польских офицеров.

По-женски эмоционально, она живописала, как мучили пленных поляков в Козельском лагере. Полдня им транслировали по радиоточке пропаганду (под которой видимо они понимали все передачи советского радио. Видимо им бы хотелось, чтобы транслировали BBC или «голос Америки»?). Но мужественные поляки не сдавались. Они выпускали 2 газеты (которые печатались в типографии НКВД?), проводили политинформацию и католические богослужения (второе после большевиков осквернение Оптиной). И всё это под бдительным присмотром завербованных НКВД агентов. Конечно, польские офицеры как военнопленные офицеры имели право не работать. Они и не работали. Зато регулярно питались на зависть местным жителям. В проходящих русских детей они плевали и кричали: «Всё равно придут немцы и нас освободят» (по свидетельству Ксении Николаевны Павловой). Потом, в Катыни немцы их «освободили». Но красавица лекторша, видимо, потрясённая элегантностью поляков, пела им дифирамбы, не особенно заботясь о логичности своей речи. Вот поляков начинают вывозить из Козельска, они чувствуют, что над ними нависла беда, их везут на смерть… через две фразы: дети видели, как из вагонов поляки радостно махали им руками и что-то кричали. Поляки писали мелом на вагонах по-польски куда их везут (им это сообщили заранее и вагоны подогнали – выпускайте свою стенгазету), а глупые НКВД-шники стирали эти надписи… Наконец, их привезли в Катынь и по приговору Особого совещания подло расстреляли, лишив их смерти, достойной офицера.

Про Особое совещание – смотри выше. Кстати, ещё первый лектор отмечал, что в 38 году Особое совещание было лишино права расстреливать (тоже ложь, но девушка своего товарища не слушала). Вот тут – самое интересное. Лекторам были заданы три вопроса: 1. До войны на месте расстрела поляков находился пионерский лагерь, кто ж расстреливает в пионерском лагере? 2. Почему поляков расстреляли из немецкого оружия. 3. Почему у поляков руки связывались бумажной верёвкой, не производившейся в то время в СССР. Все эти сведения не скрывала и геббельсовская комиссия.

ОТВЕТЫ:

1.До войны в Катынском лесу находился не пионерлагерь, а дачи НКВД (видимо лекторы считают, что сотрудники НКВД были столь озверевшие, что могли расстреливать и закапывать людей прямо у себя на дачах).
2. Расстреливали «Вальтерами» потому, что «Наганы» были ненадежны (ответ очаровательной лекторши). Милая дама, любое оружие может отказывать, но представьте себе картину: сотрудник расстрельной команды сержант N достаёт из кобуры «Вальтер». «Стоп, – говорит начальник конвоя лейтенант Иванов, - а откуда у тебя сержант N «Вальтер», ведь ты расписывался за штатный «Наган»? Может ты немецкий шпион?». Любой, кто хоть краем уха слышал, что представляла из себя закупка чего бы то ни было за рубежом (за валюту) в СССР – только разведёт руками. Да, могли закупить «Вальтеры» для спецопераций диверсантов, но снабжать ими расстрельные команды??? Только потому, что «Наган» ненадёжен? Тут что, поле боя, где от надёжности оружия зависит жизнь бойца? Ну, осечка, – нажми ещё раз! Раньше демагитпроп говорил, что расстреливали специально немецким оружием, чтобы, когда придут немцы, всё на них свалить. После того, как эту версию высмеял Мухин в своём «Катынском детективе» (неужели кто-то из НКВД считал в 1940 году, что скоро на их дачи придут немцы?), о такой «подлой провокации НКВД» замолчали и теперь, не менее глупо, рассказывают о ненадежности советского оружия.

3. О бумажных веревках немецкого производства, которыми связывали руки расстрелянных, один из лекторов пояснил: «Связывали руки не всем, а только тем, кто оказывал сопротивление». Весьма «аргументировано»!

Рассмотрев все нелепицы и неудачи агитбригады, сделаем фактические выводы .

Фактически, версия Геббельса, которую в новом демократическом обличии привезли сотрудники музея «Катынь» и сопровождающий их «смотрящий» с польской стороны не выдерживает критики. ВСЁ ЭТО – НЕУБЕДИТЕЛЬНО!

Перейдём теперь к нравственной оценке происходящего, начало которой положил А.В. Евгин.

По его мнению, целью этого мероприятия было вызвать чувство сострадания и чувство покаяния. Сострадая полякам, как христианин, он не нашёл оснований для покаяния. Позволю себе развить эту мысль. Чувства христианина должны быть деятельны, а не абстрактны. В притче о добром Самарянине (Лк 10, 33-37) Господь говорит о том, что такое истинная милость и истинное сострадание. И в другом месте Евангелия (Мф. 25.36) Господь приводит пример деятельного сострадания; «был наг и вы одели Меня, был болен и вы посетили Меня, в темнице был и вы пришли ко Мне». Мы знаем, как в обычае русских людей относиться к пленным. Даже пленных немцев, когда прошёл первый накал страстей, русские люди подкармливали, жалели. Многие немцы, вернувшись из русского плена, навсегда сохранили любовь к России, поражённые искренним состраданием русских людей. Тем более по отношению к полякам, которых жители Козельска совершенно не воспринимали как врагов. Не воспринимали их как врагов (по крайней мере, в массе) и сотрудники НКВД, раз разрешали им издавать в лагере газеты. Однако поляки отвечали на это плевками в сторону русских детей.

Исторически отношения Руси и Польши отнюдь не безоблачны. Уже после монгольского нашествия, оказавшись разделённой на Московскую Русь и Русь Литовскую, Россия стала полниться противоречиями, которые окончательно сформировались с принятием части Литовской Руси (Польши) католичества, латинизацией (подчас насильственной) некоторых славянских народов (поляки, чехи, пруссы) и их родственников (литва-жмудь, латы и другие прибалты). По сути, Польша стала авангардом борьбы Католицизма за Русь. Вершиной этого противостояния стало Смутное время, когда поляки засели в Кремле и только национально освободительные войска Минина и Пожарского выкинули из Москвы врага. Приезжий польский историк историк, рассказал о том, что он пишет книгу об этом времени. «О восстании 1612 года» – сказал он. Оказывается, до сих пор поляки считают себя законными владыками России, а народное ополчение Минина и Пожарского рассматривают всего лишь как удачное «восстание», некий бунт холопов!

Вот в этих сложных, доходящих до взаимной ненависти отношениях исторического соседства, Русь, однако всегда стремилась проявить к соседу сострадание. Никто из русских, наверное, не вспомнит факта притеснения поляка в собственной жизненной истории. Даже на этой провокационной встрече оппоненты агитаторов воздерживались от уничижительных характеристик поляков, исходивших из уст такого, например, «союзника» Польши, как британский премьер Уинстон Черчилль. Он писал о Польше следующее: «Нужно считать тайной и трагедией европейской истории тот факт, что народ, способный на любой героизм, отдельные представители которого талантливы, добродетельны, обаятельны, постоянно проявляет такие огромные недостатки почти во всех аспектах своей государственной жизни. Слава в периоды мятежей и горя; гнусность и позор в периоды триумфа. Храбрейшими из храбрых слишком часто руководили гнуснейшие из гнусных! И все же всегда существовали две Польши: одна из них боролась за правду, а – другая пресмыкалась в подлости». Никто не процитировал и маршала Польши Ю. Пилсудского, писавшего о войне с СССР 1920 г . – «...я же постоянно вынужден был следить за тем, чтобы не произошло предательства. Такая угроза существовала и в Генеральном штабе, и среди генералов, и в Сейме, и в Министерстве иностранных дел... Я победил вопреки полякам – с такими полячишками я вынужден был постоянно бороться». И это притом, что и сейчас, в современной политике Польша делает всё возможное, чтобы нагадить России.

Деятельное сострадание к полякам в нашей современной жизни – это сочувствие простому польскому народу, в который раз в своей истории оказавшемуся втянутым «гнуснейшими из гнусных» в нагнетании ненависти к России. Эти агитаторы стремятся разжечь межнациональную рознь, распространяя клевету о якобы убиении русскими «цвета польской нации», о том, что Россия якобы ударила в спину Польше, мужественно сражавшейся с фашисткой Германией. Клеветники играют и на алчности обывателя, намекая на то, что неплохо бы осудить Россию на выплату компенсации Польше, как Германию присудили выплачивать компенсацию Израилю. Требования о такой компенсации уже звучат на государственном уровне! Почти 800 000 родственников польских офицеров встало в очередь за выплатой компенсации Россией.

Ещё раз повторим, сострадая народу Польши, мы призываем его не верить клеветникам, не отдавать жизни своих сынов за интересы США в Ираке, не вмешиваться в дела русского, украинского и белорусского народов. Польскому народу тяжело. Можно сказать, он находится в многовековой оккупации алчной и безсовестной польской шляхтой. Мы русские его понимаем. Россия тоже переживает период оккупации и наше чувство сострадания – это не пустой звук.

Говоря о покаянии, А.В. Евгин, пожалуй, выразился неточно. Не покаяние хотели возбудить в нас агитаторы, а чувство неполноценности и униженности. Однако в чём-то они добились успеха. Уважаемая жительница Козельска Ксения Николаевна Павлова, бывшая малолетняя узница гитлеровских лагерей, растроганная рассказами лекторши, от имени всех русских своего возраста просила у поляков прощения. Через несколько минут, отойдя от нахлынувших эмоций, именно она вспомнила, как плевали польские офицеры в русских детей. Действительно возбуждение эмоций, мелодраматическая подача материала имела некоторый успех у женской части слушателей. Работница оптинской паломнической службы рассказала, что в Оптиной стоит поминальный крест, перед которым все молятся за погибших в Оптиной заключённых. Может быть, оптинский экскурсовод не в курсе, что, кроме поляков, в Оптиной заключённых не было. Из 4.500 поляков в Оптиной (несмотря на «жуткие условия содержания и повальные эпидемии» – со слов агитаторши) известно только две смерти: один поляк повесился, один умер от болезни. За кого же молится с чувством покаяния оптинский экскурсовод – за самоубийцу? Думается, что всё это недостойная игра на женских эмоциях.

Покаяние – это искреннее сожаление о соделанных грехах и стремление изменить свою жизнь, дабы более не грешить. Есть покаяние личное и всенародное. Личного греха в отношении поляков ни у кого из нас нет – тут и каяться не в чем. Всенародное же покаяние может быть только в том случае, когда народ совершает преступление против Бога, ибо ни один народ не подотчётен другому, а лишь своей, народной совести. Например: русский народ клялся в верности Православию, принимая крещение в днепровской купели. Отступление русского народа от православия – есть всенародный грех! Слава Богу, не весь народ наш повинен в этом грехе, а лишь часть его (хоть и многочисленная). Молитвенник за отступивших от Бога русских, Царь-Мученик Николай II добровольно стал искупительной покаянной жертвой Богу за наших соотечественников-вероотступников. А наказанием, епитимьёй за вероотступничество стало «иудейское иго» (как пророчествовали об этом старцы) – по сути, утрата русскими национальной государственности в 20-м веке. Ныне русские постепенно возвращаются к вере отцов. Более не знаем мы иного греха за русским народом, который бы требовал всенародного покаяния.

Даже если в годы военных противостояний народов те или иные государственные органы совершали преступления, их преступления не носят характер народного греха и должны быть рассматриваемы не в духовных категориях «покаяния», а в судебном разбирательстве (если были нарушены законы человеческие). Аргумент, который является флагом современной демпропаганды – «Чтобы не повторилось!» почему-то заготовлен только для русских. «Чтобы не повторились преступления тоталитарного режима!» – провозгласили агитаторы на встрече в Козельске. А преступления демократических режимов (ведь у нас сейчас именно такой), они что – могут повторяться?! Могут повторяться незаконные бомбёжки Америкой суверенных стран? Может повторяться ограбление Западом половины человечества? Может повторяться ограбление русского народа демократами и его управляемая депопуляция? Могут повторяться растление молодёжи, наркотизация, издевательство над нравственностью и здравым смыслом, унижение национального и религиозного достоинства русских, террор в отношении русских? Это всё вне рамок интересов агитпропа. Они заботятся только о том, чтобы не повторились преступления тоталитаризма, а таковым они уже готовы назвать любое национальное русское движение (игнорируя тот факт, что обличаемый ими «советский тоталитаризм» был антирусский, интернациональный, межкультурный…). Вот они – ослиные уши агитпропа.

Налицо явный ПОЛИТИЧЕСКИЙ заказ. Агитпроп послал своих представителей осуществить в информационной войне против русского народа следующее:

– возбудить в русских либо чувство исторической неполноценности, либо яростной ненависти к польскому народу. Говоря языком аскетики – либо посеять уныние, либо гнев. Эти страсти своим ядом должны разрушать народную душу, сделать народ неспособным к сопротивлению врагу, неспособным к преображению, парализовать его волю. Такие же страсти эта акция должна была породить и в конкретных слушателях – то есть вред предполагалось нанести не только русским вообще, но и конкретным людям, в частности;

– внести свой вклад в укрепление вражды против России как «кровавого тоталитарного государства», «родины русского фашизма», чтобы запугивать другие народы, любящие русский народ и ищущие с ним дружбы – греков, сербов, болгар (наших единоверцев), а также народы, ожидающие от России помощи и заступничества. В таких условиях непротивление клеветникам России – есть предательство России. Как молчанием предаётся Бог, так непротивлением предаётся Отчизна!

Могут возразить, что преступление тоталитаризма осуществлял не русский народ, а его оккупанты? Это важно, если эти преступления действительно были, а не являются домыслами врагов. Давайте судить оккупантов России! Но что тогда делать с демократами? – Кровь от крови и плоть от плоти этих оккупантов. Сами же демократы не желают объективного и безпристрастного суда над СССР. Они по-прежнему стреляют в СССР без суда и следствия – по-прежнему желая попасть в Россию! А те, кто демонстративно отстраняется от истории России 20 века (пусть и при оккупации) должен быть последовательным. Если все преступления приписывать Сталину, то тогда и все победы припишите ему – он победил в Великой Отечественной войне, он построил промышленность, решил проблему всеобщего образования, создал ракетно-ядерный щит, сделал Россию сверхдержавой!

Или не так? Или это всё сделал русский народ, несмотря на оккупацию, также как некогда, несмотря на татарское иго, он создал великую монастырскую культуру русского севера, укрепил Москву и сделал её столицей будущей Империи, примирил князей, спас Европу от ига, разгромил Тевтонский орден, защитив Православие!

И что, народ победил тевтонов без Александра Невского, формального союзника Орды, а гитлеровцев разгромил без своего Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина – коммуниста? Пока есть Россию, под каким бы игом она не жила, Господь посылает ей вождей, героев, полководцев.

А в 1612 году, несмотря на польскую оккупацию, русский народ отстоял независимость Отечества и выгнал захватчиков из своей Столицы. И пусть они до сих пор называют эту Победу «восстанием» или «бунтом»!

Ныне пришла пора гнать с русской земли остатки геббельсовского агитпропа!

«– Что, взяли, чертовы ляхи? Думаете, есть что-нибудь на свете, чего бы побоялся козак? Постойте же, придёт время, будет время, узнаете вы, что такое православная русская вера! Уже и теперь чуют дальние и близкие народы: подымается из Русской земли свой царь, и не будет в мире силы, которая бы не покорилась ему!..»

Н.В. Гоголь. Тарас Бульба

 

С. Семкин, заведующий бюро пропаганды Московского городского отделения Всероссийского общества охраны памятников, истории и культуры.

 

 


 

 


 

 

 

 

 
© "Линия Билибина"